№ 114

Гор Видал
Сборник

классика в силе Ван-Дайна
      В серебристой серии "Рипол-классик" "Лучшие детективы мира" среди имен знаменитых детективщиков можно встретить и фамилию известного американского романиста Гора Видала. Не расскажи нам Г. Анджапаридзе подробную историю его появления на детективной сцене, можно было долго гадать, что же он искал в новом для себя жанре, скрывшись за псевдонимом Эдгар Бокс.
      Опубликовав в 1948 году роман "Город и колонна" о взаимоотношениях и переживаниях гомосексуалистов, писатель подвергся мощной критике со стороны консервативной американской прессы. Два последующих романа успеха не имели (как уверяет Анджапаридзе - "из-за замалчивания") и один из приятелей рекомендует Видалу попробовать себя в детективе для того чтобы немного заработать. От прессы предусмотрительный Видал спрятался за псевдонимом, а полученные гонорары позволили ему продержаться несколько лет.
      Дальше Анджапаридзе рассказывает совсем захватывающую историю о том, какие это были популярные произведения, но когда Видал признал свое авторство, то вновь был разгромлен критикой, на этот раз со стороны "Нью-Йорк Таймс". На мой взгляд, Таймс так долго молчала просто потому, что не знала на кого обратить свой справедливый гнев. Из вступительной статьи мы знаем, что первый детектив был написан Видалом за 8 дней, что вроде бы не сказалось на его качестве. Писатель слукавил, за 8 дней он наверняка сочинил все три, издавая их последовательно раз в году.
      Продержавшийся до последней страницы читатель, без труда увидит, что все три романа практически не отличаются друг от друга. Единый сюжетный костяк был использован неоднократно и на него, как на манекен, примеривали второстепенных героев и соотвествующее окружение. То, что главный герой - специалист по рекламе и связям с общественностью Питер Саржент Второй - использует один и тот же способ расследования, допустимо. Напряженную провоцирующую беседу с подозреваемыми применяет большинство героев жанра. Но то, что способ совершения преступления повторяется в каждом романе (находясь в многолюдном месте, преступник все же умудрится выкроить минутку, когда его не заметят и отлучится по своей злобной надобности...) - уже не в какие ворота. Допустим для "классики" и неудачник-полицейский. Но Видалу этого недостаточно и он использует схему "тупой и еще тупее", заставляя редакцию газеты присылать одного и того же журналиста, который раз за разом ведет своих читателей и работадателей в неверном направлении. Да велика сила мести и Видал не собирался прощать прессе критику в свой адрес.
      Ничего более заслуживающего внимания в сборнике нет. Может быть и сам Видал к концу третьего романа понял, что играет одну и ту же мелодию и в 50-е годы навсегда покинул детектив, хотя его творческая жизнь продолжалась вплоть до 90 года.