№ 171

Гильермо Мартинес
Незаметные убийства

классика
      Кто сказал, что классика детектива умерла? У известных “могильщиков” этого направления (Чандлера, Моэма, Буало) были свои цели, ну а растиражировавшим их постулаты (к месту и ли нет) журналистам мы можем и вовсе не верить. Очередным доказательством живучести направления стал совсем свежий роман аргентинского писателя Гильермо Мартинеса “Незаметные убийства”.
      Молодой аргентинский математик получает стипендию для дальнейшего обучения в Оксфорде. Как это водится в “классическом” детективе, он поселился как раз там, где должно произойти первое преступление серии, названной одним из главных героев – “серией незаметных убийств”. Такая серия должна замаскировать пристальное внимание к убийце – парадокс для серийных убийц, как правило, требующих повышенного внимания. Естественно, серия и сопровождающие убийства знаки, выглядят как вызов, как поединок между убийцей и следователем, но их истинное значение скрыто до самой финальной сцены.
      Книга наполнена математическими рассуждениями “старшего” героя произведения, выстраивающим целую теорию параллелей между математикой и криминалистикой. Общность между двумя науками ученый видит в эстетике, определяющей формулировки гипотез и догадок. Теория во многом базировалась на положении Маркса о том, что “человечество в исторической перспективе ставило перед собой лишь те задачи, которые могло решить”. Согласуясь с эстетикой “полицейских” рассуждений, умный убийца в состоянии заставить полицию идти по ложному следу просто потому, что человеческая логика принимает то, во что желает поверить.
      Если эстетическая концепция романа и рассуждений может вызывать только восхищение работой человеческой мысли, то этическая концепция, выдержанная в духе честертоновского патера Брауна, выглядит спорной. Но произошло то, что описано и возможно нам стоит ограничиться библейским “не судите”.