№ 207

Эухенио Фуэнтес
В лесной глуши

Пожалуй эклектика
      Заявление Иностанки о том, что в Европе Эухенио Фуэнтес считается таким же реформатором жанра как Манкелль серьезно обязывает. Не знаю, считает ли себя сам Манкелль реформатором, но он создал одну из наиболее ярких фигур на детективной сцене – комиссара Волландера, да и речь в конце концов не о нем, а о Фуэнтесе.
      Сам роман вялый, не слишком интересный и единственным оправданием для чтения можно считать поиски обещанного реформаторства. В чем оно заключалось, осталось вопросом и после того, как книга была закрыта. Попытка сочетать классический стиль с типичным героем “крутого” романа? Но отсутствие пистолета и необходимости помахать кулаками слишком мало для громких заявлений. Новый герой? Но перед нами пока всего лишь клон Марло или Арчера, отличающийся лишь тем, что наш все-таки бросил курить, мучается, зато имеет успех у женщин. Попытки сделать детектив с помощью психологических зарисовок персонажей? Но о такой реформе просто смешно говорить после “психологического” прорыва Буало-Нарсежака пятидесятилетней давности.
      Немного о сюжете. В заповеднике, вырванном государством из частной собственности, погибает молодая художница. Группа подозреваемых не такая уж и маленькая: наследники, бывшие владельцы заповедника, егерь, любовник, коллега-художник. Нанятый для частного расследования сыщик (работающий, кстати, в тесном контакте с полицейским лейтенантом – может в этом и была суть реформы?) пробежался по адресам для того чтобы представить нам всех подозреваемых, а заодно и заполнить большую часть книги. Первоначальная схема расследования ломается после новых убийств и только наш герой-сыщик продолжает идти по старому следу. Причем он настолько верен традициям сыщиков-патриархов, что продолжает работать безо всякой оплаты. Трудно сказать, сколько он продержался бы на этом пути, но вариантов было два – кончатся деньги или авторское терпение. К счастью нашему герою везет, он находит заветные записи убитой и теперь разоблачение преступника зависит только от того, как быстро автору удастся красиво обставить финальную сцену.
      Чуть не забыл о единственной почти реформе. Оказывается не следует слишком полагаться на тезис “Красота спасет мир”. Красота героини вольно или невольно губит большинство героев, кого-то из того, что они явно не соответствуют… Кого-то в силу сложившихся обстоятельств… Кого-то из-за того, что они оказались в плену чувств не менее сильных, чем любовь и понимание красоты.
(оригинал - El interior del bosque, 1999г.)