№ 214

Донна Леон
Счет по-венециански

полицейский
      “Счет по-венециански” – четвертый роман в серии комиссара Брунетти. В публикациях Донны Леон (как и Э. Джордж) Иностранка соблюдает последовательность, что могло бы радовать, но вероятно не так, как эта серия радует немцев, снимающих сериал и регулярно объявляющих писательницу одной из лучших детективщиц. Нельзя сказать, что серия плохая, для нее скорее подойдет определение – средняя. Во всяком случае, первые четыре романа не выделяют ее в нечто особенное.
      На границе Италии и Австрии разбивается грузовик, вокруг которого рядом с погибшим водителем обнаружены трупы нескольких женщин, которых ввозили нелегально в страну для занятия проституцией. Через некоторое время в поезде, следующем в Венецию, обнаружен труп известного адвоката. Расследование поручается комиссару Брунетти, и через несколько смертей он свяжет свое дело с погибшими на границе. Семейные проблемы комиссара на этот раз упираются в вопрос этичности слежки за своими знакомыми, с горяча Брунетти позволил своей дочери поиграть в сыщика-любителя, а получилось, что в информатора.
      Весь роман написан для того, чтобы поразить читателя цифрами продаваемых женщин и совсем запредельными цифрами доходов от этого бизнеса. Они настолько высоки, что далеко не каждый калькулятор может вместить соответствующее количество нулей. Не чужда Леон и событиям на злобу дня. На вопрос, кто же является основным производителем снаф-фильмов (тех, в которых убивают взаправду), писательница уверенно указывает на сербов. Читая про сербов, я ждал хотя бы несколько слов о тех, кто заказывает музыку. Правда, дождался. Они появятся, появится и возмездие, но все равно очень хотелось спросить дорогих авторов, как они будут обходиться без сербов.
      Итальянские зарисовки по прежнему напоминают родной пейзаж. Все давно уже куплено, десятки раз перепродано, кого не выбери, все равно получишь урода, не умеющего ничего, кроме как набивать свой карман, сопровождая любимое занятие разговорами о собственной значимости и любви к народу.
      Последняя оскомина – по прежнему речь героев Леон насыщена итальянскими словечками и короткими фразами. Надежда на то, что писательнице кто-нибудь подскажет, что все ее герои итальянцы, говорят на итальянском, причем целый день, а не вставляя избранные выражения время от времени, благополучно умирает.
(оригинал - A Venetian reckoning, 1995г.)