№ 241

Саймон Толкиен
Последний свидетель

классика
      Лавры знаменитого деда могут не давать спать спокойно, а могут и послужить пропуском в литературу. И вот перед нами “Последний свидетель” – “классический детектив в современных декорациях”. “Заставляет вспомнить Агату Кристи и Джона Гришэма”. Вспомнить заставляет, и не только их, но и, например, Гарднера, но никаких современны декораций в нем не видно. Единственным отличием от классического детектива времен “Золотого века” или более ранних викторианских романов могут служить небольшие сексуальные сценки. В остальном герои каким-то чудом переносятся в конец 20 века и связью с современностью наделен только отец “последнего свидетеля”, занимающий пост министра обороны и иногда занимающийся какими-то вскользь упомянутыми конфликтами.
      Вспомнить Агату Кристи мы можем разве из-за усадьбы, бывшей излюбленным местом схватки Пуаро. Вспоминать Гришэма помогает судебный процесс, являющейся ядром действия романа. Правда, в отличие от того же Гришэма и Гарднера процесс этот не вызвал у меня привычного переживания за исход дела. Наиболее колоритной фигурой процесса стал адвокат, но в нашем случае он противник героя, а вот его сторонник – прокурор – фигура значительно слабее, хотя бы потому, что он просто плохо подготовился к процессу. Честно говоря, непонятно, как его вообще можно было не только выиграть, но и затевать. Кроме показаний пресловутого последнего свидетеля, ни у прокурора, ни у полиции не было никаких улик.
      Суть конфликта (убийства и процесса) – старая как мир история. Папа-министр влюбился в секретаршу и подколодная змея прокладывает себе дорогу в общество по трупам членов семьи своего работодателя. Разоблачение змеи, ставшей непосильной задачей для всей королевской рати, было настолько простым, что справиться с ней мог и ребенок, что в конце концов и сделал наш “последний свидетель”. Счастья это никому не принесло, но справедливость торжествует, что дает возможность нашему свидетелю почувствовать себя прочным звеном “великой цепи”, соединившей его предков с отдаленными потомками в маленьком уголке Англии, “ставшим его наследством”. Совсем как Фродо в своей Хоббитании.
(оригинал - Final witness, 2002г.)