№ 57

Элмор Леонард
Бандиты

?
      Бывший вор и бывший заключенный Джек Делани нынче работает в похоронном бюро у своего несостоявшегося родственника. В монашеском приюте он забирает мертвеца, но тело оказывается живым, а сопровождавшая его сестра Люсия рассказывает Джеку поразительную историю. Она работала миссионером в Никарагуа и была вынуждена спасаться бегством от лидера партизан полковника Дагоберто Годоя. Теперь Годой рыщет по Америке в поисках любовницы, вывезенной в Штаты под видом мертвеца, и попутно собирает деньги спонсоров на продолжение кровопролитной партизанской войны. Вскоре миллионы долларов уплывут в Африку, если только Люсия не успеет остановить полковника. Предвкушая солидный куш, Джек соглашается ей помочь...
      В одном американском отзыве на книгу я отыскал такое: "I couldn't stop laughing during and after the ending though". Утверждение поставило меня в тупик, но это объяснимо. Проблема в том, что книги Леонарда построены на диалогах, попросту говоря, на болтовне, и то, что в оригинале видится естественным и даже смешным, усилиями наших переводчиков превращается в набор манерной, якобы стилизованной под жаргон диалогической шелухи. На русском и "Бандиты" не лишены того же недостатка. Продираясь сквозь массу разговоров, побочных, не имеющих никакого отношения к сюжету баек, воспоминаний и историй, в общем, все того, что, по идее, должно бы составлять особое обаяние романов Леонарда, мы остаемся в недоумении и разочаровании прочитанным.
      У Леонарда без умолку трещат все, кому не лень. Редкостным треплом оказывается даже Дагоберто, чуть ранее описанный в самых мрачных красках. Неудивительно, что к сути дела мы подходим, одолев чуть ли не половину романа, а потом до самого финала не отпускает мысль, что герои бесконечно долго топчутся на месте.
      Подозреваю, за этим всем смысл прячется чуть более тонкий, чем можно представить благодаря непринужденной трепотне. Легковесный, причудливый мир писателя, населенный чудаковатыми героями, оказывается иллюзорным, если внезапно ощутить, насколько одинок и неприкаян каждый персонаж. Отсюда столько пустословия, дикого, непотребного желания высказаться, излить свою душу, неумения вовремя заткнуть фонтан. Но бытовое одиночество героев и сатирические выпады писателя, язвящего политику рейгановских Штатов, готовых платить антикоммунисту Годою и закрывать глаза на его кровавые бесчинства, ничто по сравнению с метафизическим подтекстом, который автор раскрывает посредине книги. В одной из глав Люси Николс рассказывает Джеку о жизни и пути к нравственному очищению Франциска Азисского, все больше - без тени сарказма или стеба - ощущая внутреннее душевное сходство святого мученика и бывшего преступника. Неслучайно благородство души Джек в принципе неспособен заменить устало-циничной усмешкой над ударами судьбы. И в финале он принимает решение столь же мудрое, насколько глупым оно покажется тем, кто увидит в нем лишь простого неудачника; точно так же люди бросались камнями в святого Франциска, принимая его за сумасшедшего. "Бандиты" - история о человеке, уловившем некий надмирный смысл жизни, понявшем нечто такое, что обычно ускользает от героев прочих "бандитских" книг.
      "Иностранка", М., 2003, серия "Лекарство от скуки"

Алексей Дубинский - Дневник кино
(оригинал - Bandits, 1986г.)