№ 91

Стивен Хантер
Сезон охоты на людей

шпионско-приключенческий эпос
с элементами агитки
      В тех редких случаях, когда хорошее дебютное начало частично звучит в следующем произведении, мы условно можем назвать это "исполнением на бис". Когда это делается в третий раз, можно уже не условно использовать карточный термин - перебор. Речь идет о снайперской трилогии Стивена Хантера. Если "Снайпер" был одним из самых интересных романов о человеке с ружьем, а "Невидимый свет" порадовал детективной составляющей, то "Сезон охоты на людей" имел локально ограниченную задачу связать все части этой затянувшейся истории воедино.
      Как правило, в полюбившихся сериях читатель требует восполнения белых пятен в биографиях героев и "Сезон" окончательно заполнил их. Но... вновь многостраничные описания патронов, ружей, прицелов, обуви... "При использовании 7-мм патрона, обеспечивающего скорость вылета 900 метров в секунду и 175-грановой пули "сьерра-боттэйл", обладающей дульной энергией более 2000 футо-фунтов" - и так без конца. Детский восторг от звучных позывных "сьерра браво", "аризона зулу" и им подобных. 70-страничный поединок между снайперами.
      Не пересказывая прочих нудных деталей, хочется остановиться на другом. Без сомнения, этот объемный труд является мощным пропагандистским оружием в деле утверждения превосходства Америки. Таких "штучных" героев как снайпер Боб Свэггер делают только в США. Рядовые американцы упиваются сознанием победы в холодной войне над Россией. Снайперы - "великие люди". В отличие от первых двух книг, "Сезон" густо пропитан ненавистью к русским. Если такие мастера, как Джон Ле Карре или Р. Ладлэм часто представляют русских как достойных противников, то Стивен Хантер не видит в этом необходимости. Конечно, перед русскими в книге поставлены очень грязные задачи и читатель не проникнется к ним ни любовью, ни пониманием, но ведь "великий человек" ненавидит их не за это, а только за то, что в него попала русская пуля.
      Отдельное спасибо писателю за то, что он открыл глаза на сущность советской помощи Вьетнаму в годы войны. Русским было наплевать на Вьетнам, у них были свои интересы и цели - какое эпохальное открытие. А вот американскому снайперу было не наплевать. Он просто убивал вьетнамцев, но никогда не называл их при этом узкоглазыми и желтолицыми. Наверное, это великое уважение к врагу и заставило Свэггера сделать во Вьетнам три ходки.
      Финал романа приближает произведение к шпионскому жанру и открывает нам еще одну грань безграничного таланта снайпера. Всего лишь одна неверно произнесенная фраза позволила ему безошибочно вычислить русского спецагента-крота, окопавшегося в недрах ЦРУ. Жаль, что это вошло лишь в четвертую, самую маленькую часть романа. При страсти Хантера к эпическим полотнам, все это можно было растянуть еще на 2-3 книги. Впрочем, может быть мы еще увидим продолжение серии из разряда "Снайпер возвращается".
      Эксмо, Почерк мастера, 2003г.
(оригинал - Time to hunt, 1998г.)